Фильм абсолютно неинтересный, несмотря на созвездие актеров. Зачем-то все затянуто, какие-то ненужные подробности в виде пробования устриц перед отправкой и пр. Лорелл Бэкол в шикарном наряде, когда по книге она играла добродушную и глупую американку, а по туалету она прямо аристократка или звезда. И она сюда не подходит вообще.
Режиссер Сидни Люмет в своей экранизации ухватил суть произведения несравненной Агаты Кристи: важно не только отыскать убийцу, располагая необходимыми уликами, но и нести на себе нравственную ответственность за окончательное решение, помня о справедливости.
Потрясла максимальная приближенность к книге, герои говорили цитатами, очень хорошая актерская подборка и безусловно сама игра, актерам удалось передать характеры персонажей и общую атмосферу книги.

Рецензия

Один из наиболее классических случаев преступления в поезде, которое расследуется по ходу движения, представлен в экранизации знаменитого детектива Агаты Кристи «Убийство в Восточном экспрессе», осуществлённой американским режиссёром Сидни Люметом. Он привлёк для участия в этой английской картине 1974 года поистине звёздный ансамбль исполнителей — от британца Альберта Финни в качестве частного сыщика Эркюля Пуаро до американской шведки Ингрид Бергман, которая, между прочим, удостоилась и премии БАФТА, и «Оскара» за роль одной из пассажирок — Греты Ольссон, выдающей себя за миссионерку из Африки. И наряду с элегантностью постановки, в которой Люмет старался соблюсти ретро-среду 30-х годов, следует отметить понимание им подспудных закономерностей в отношениях небольшого человеческого сообщества, оказавшегося на какое-то время в замкнутой обстановке.

Некогда (а точнее — в 1957 году, в самом начале своей карьеры в кино) этот режиссёр поразил тем, как настойчиво и упорно выясняли истину на экране присяжные заседатели в ленте «12 разгневанных мужчин», где действие происходило практически в одной комнате. Вот и в «Убийстве в Восточном экспрессе» причастными к преступлению (замечателен слоган фильма: «Кто есть кто среди тех, кто сделал это») могли быть именно двенадцать человек. И неожиданная остановка в пути из-за снежного заноса оказалась существенной помехой для них, надеявшихся, что полиция из ближайшего городка примет ранее заготовленную версию насчёт таинственного убийцы, который якобы сошёл с поезда. Тут же всем приходится доказывать своё алиби въедливому Пуаро, уповая только на то, что железнодорожный состав всё-таки успеют вызволить из «ловушки» к моменту прибытия полицейских.

Даже возникает своеобразный «мотив от противного», переиначивающий хорошо известный новаторский приём Дэвида Уорка Гриффита, который первым применил в современных эпизодах своего немого шедевра «Нетерпимость» (1916) чрезвычайно кинематографичный принцип параллельного монтажа. На стремительно несущемся поезде должны успеть доставить официальную бумагу, подписанную губернатором, о помиловании того, кого уже ведут на казнь — и над несколькими верёвочками, одна из которых как раз и запустит механизм осуществления смертного приговора, занесены ножи, чуть подрагивающие в руках исполнителей. Ну, чем не потрясающий образ — «жизнь, висящая на волоске»! А Сидни Люмет, наоборот, в экранизации произведения Агаты Кристи переводит этот внешне выраженный (при помощи быстро перемежающихся кадров) конфликт, который можно определить так: «наперегонки со временем», уже во внутренний, скрытый «саспенс», и он содержится в запутанных перипетиях того, что на самом деле произошло в спальном вагоне Восточного экспресса.

Сергей Кудрявцев, 2005, «3500 кинорецензий»

Кадры из фильма